Мантуя

Каждый итальянский городок имеет что-то удивительное, некое чудо света. Город Мантуя удивителен весь. Целиком. Этот город, насчитывающий меньше сотни тысяч жителей, поражает своим размахом: дворцы, церкви, монастыри, крепостные башни, Академия наук и искусств Вергилиана с ее знаменитым «научным театром». Такое обилие красоты на скромной территории земли говорит о совсем не провинциальном, но поистине царственном достоинстве Мантуи.

С первого взгляда непонятно само местоположение Мантуи. Она стоит там, где река Минчо впадает в куда большую и именитую По, образуя при этом озёра. Окруженная этими озерами, – Лаго Интериоре, Лаго Супериоре и Лаго ди Меццо – Мантуя словно сама вырастает из глади вод.

Мантуя,Италия

Название города идет от Манто, дочери легендарного слепого фиванского прорицателя Тиресия. Здесь также неподалеку, на холмах Пьетоле, был рожден Верлигий, являвшийся величайшим поэтом Древнего Рима. И ещё, этим фантастическим городом несколько веков правил один из славнейших родов Италии – Гонзага.

Из всех богатств старой Мантуи, выделяются две постройки: Палаццо Дукале и Дворец дель Те.

Палаццо Дукале называют по-разному: Резиденция Гонзага, Реджиа, что в переводе с итальянского «королевские покои», и часто просто Музей. Палаццо Дукале – это духовное средоточие всего города, его смысловой центр, хотя и находится в северной окраине Мантуи, окруженное двумя подступающими к нему озерами. В этом комплексе, строившемся с конца тринадцатого до середины шестнадцатого столетия многими мастерами, в этом даже не дворце, а «венке» дворцов сохранились остатки росписей Пизантелло, посвященные королю Артуру и рыцарям Круглого стола. Это большая редкость, поскольку от великого мастера из Вероны осталось очень мало живописных работ.

Одна из комнат дворца – Камера дельи Спози – сохранила свое главное богатство и после всех бесконечных разграблений – сначала Габсбургами в 1630 году, затем войсками Бонапарта в 1797 году, опять австрийцами, уже полностью оккупировавшими город. Австрийцы разоряли дворец десятилетиями. Бесчисленные ценности: картины, скульптуры, бронзовые канделябры, гобелены, венецианские зеркала. Всё, что можно было вынести отсюда, вынесли. Только австрийская императрица Мария Терезия вернула сюда в конце восемнадцатого столетия ряд античных статуй и пополнила скульптурное собрание дворца от себя.

До 1915 года, когда дворец был превращен в музей, здешние залы оставались совершенно пустыми – только стены и фрески. Почему солдаты Наполеона не потешились здесь всласть так, как в Милане, устроив конюшню и упражняясь в стрельбе по фигурам фрески, неизвестно. Так, или иначе, по милости судьбы дивные росписи стен и потолка Камеры дельи Спози (Комнаты Супругов), иногда служившей столовой, одного из лучших созданий архитектора Андреа Мантеньи, сохранились почти полностью.

Андреа Мантенья создал росписи таким образом, что казалось, будто за поднятыми занавесями открываются пейзажи и виден весь двор Гонзага. И по сей день с них на нас смотрит многочисленное семейство: старый маркиз Лодовико, его жена Барбара Бранденбургская в изумительном парчовом платье, их сыновья, племянники, приехавшие на встречу с Гонзага кардиналы, придворные дамы, слуги, любимый карлик. Тут же осёдланные кони и своры собак…

Комментарии запрещены.